Зомби в современном мире

Никто бы ни за что не поверил, что бездыханные тела способны подниматься из могил и ходить сами по себе, оживленные силами неизвестного свойства, чтобы запугивать и вредить людям, если бы в наше время подобные случаи не были так часты (Вильям Ньюбургский (1190 г.), «Historia Rerum Anglicarum», книга 5, глава 24).

Зомби в современном мире

Первое письменное упоминание о зомби относится к 1929 году. Именно тогда известный репортер «Нью-Йорк Таймс» Вильям Сибрук (William Buehler Seabrook) издал книгу «Остров магии», вышедшую в серии «Путешествие, не вставая с кресла».

В «Острове магии» Сибрук описал свою жизнь на Гаити вообще, и отдельно — в Гаитянских джунглях в доме маман Сели, знаменитой колдуньи. Благодаря ее доверию, Сибрук смог лично присутствовать на многих вудуистских обрядах.

В книге Сибрук охарактеризовал «вуду» как сложную смесь католицизма и западноафриканских поверий, включающую в себя магию и колдовство. Однако в книге, состоящей из четырех частей, магии посвящена лишь одна.

Она называется «Мертвецы работают на плантациях сахарного тростника» и посвящена преимущественно зомбированию.

Зомби, скажем так, «придуманные» Ромеро, заметно отличаются от своих исторических предшественников, всех этих тонтон-макутов африкано-карибского замеса. Как говорит сам Ромеро о современных зомби: «Они как наши соседи, в них нет экзотичности.

Демон Франкенштейна — творение науки, Дракула — творение мифа и легенды. Зомби — просто нормальные люди. И в этом источник страха, который они вызывают». Апелляция к «нормальности» оживших мертвецов — важная деталь, и ниже мы рассмотрим ее подробнее.

Пока же, снова, о том, каким образом зомби из культурно-антропологического трэша выдвинулись в первые ряды киношных пугал.

Теперь, чтобы ввести в фильм полчища оживших мертвецов, нет особой нужды в следовании гаитянским колдовским практикам (да и не хватит никогда на такие орды никакого жабьего пота и прочего толченого кирпича, с этим — к Геннадию Малахову, например). Нынешние масскультовые зомби — суть продукт действия: а) неизвестного науке вируса; б) нового витка средневековой чумы; в) генетических экспериментов и т.д. и т.п. 

Это, что касается, прежде всего, так сказать, технической стороны вопроса. Если же копнуть чуть глубже, то, по обыкновению, окажется, что зомби (как и любые другие персонажи масскульта) есть суть типовые продукты сублимации коллективного бессознательного. Или же, говоря совсем простым языком, наши с вами посконные комплексы и страхи. Давайте теперь по порядку.

Создатели фильмов (и это уже стало доброй традицией) используют зомби (ну, или «оживших мертвецов», как угодно) во многом в качестве очень емких и точных метафор: в первом своем фильме Ромеро «закрывал» тему распутных и неестественно веселых 1960-х, (критичный взгляд на новые социальные реалии).

Во втором Ромеро высмеивал общество потребления, в третьем — ставил (или даже решал) проблему ответственности за научные открытия и их использование в не совсем гуманистических целях (в 2005 эту же тему своим фильмом «28 days later» блестяще раскрыли Дэнни Бойл и Алекс Гарланд), а уже в четвертом Ромеро недвусмысленно и прямо высказался как на тему классового расслоения современного общества, так и на тему взаимоотношений стран «Золотого миллиарда» с остальным, «третьим», миром, кто бы что там ни говорил. Оно и понятно — перебравшись в разряд настоящих икон современной массовой культуры, зомби (или «ожившие мертвецы») сегодня являют собой, пожалуй, единственную допустимую в объективной реальности возможность глобальной катастрофы — не считать же за таковую, эээ, время от времени прилетающих к нам из космоса чудовищ и астероиды. О том, что настанет день, когда мертвые будут вставать из могил, на минуточку, написано еще в Библии. Это в некотором роде объясняет то, что западная, христианская цивилизация вполне естественно обращается к своему культурному (и даже архетипичному) бэкграунду.

Зомби в современном мире

Современные зомби близко привязаны к идее апокалипсиса и тотального краха цивилизации и, надо сказать, что сегодня зомби очень редко изображаются в пределах любого другого контекста.

Отсюда логично предположить, что выжившие (немногие выжившие) испытывают прежде всего страх не перед самими зомби, а перед невозможностью возврата к прошлой, привычной жизни.

Свой культовый статус зомби получают в период с конца 1960-х до начала 1980-х, когда американское общество было явно озабочено угрозами ядерной войны, экологической катастрофы и проч.

Однако же, несмотря на глобальные масштабы этих угроз, действие всех фильмов происходит в микромасштабе и сводится к рассказу о том, как героически обороняется от полчищ зомби горстка уцелевших.

Плюс, как обычно, включается архетип, символ «крепости», в роли которой может выступать все, что угодно: подвал, сельский дом, бункер и даже супермаркет (гигамолл). И всегда, за редчайшими исключениями, именно этот крохотный социум символизирует собой мир глобальных уродств, именно живые, а не мертвые — достаточно вспомнить те же «28 дней спустя», блестящую вторую половину фильма, исполненную подлинного драматизма, где зомби выступали скорее как триггер, спусковой крючок сюжета — когда  именно внутренние конфликты и враждебные, опьяненные обстановкой хаоса и вседозволенности люди, а отнюдь не безликие и медлительные зомби, становятся главным противником горстки выживших.

Кстати о медлительности. Лишь только сам патриарх продолжает придерживаться той точки зрения, что зомби неповоротливы и неуклюжи, тогда как у Снайдера, Бойла, Пола Андерсона и Фернандильо они вполне себе прытки и изворотливы.

Ромеро даже полемизирует с этим «нововведением» в жанр в своих «дневниках», но когда строку диктует чувство (читай — когда в правила игры вмешивается бизнес)… В общем, все понятно. Потребителям нужен action, а не тихоходные сказки с неявной моралью.

Ну да, мы отвлеклись.

Еще одно экспертное, но не бесспорное мнение, анализирующее причины популярности фильмов о зомби, — корреляция с опять-таки общественными настроениями. Известно, что американская нация, ее земля, едва ли когда-то оккупировалась.

При этом США с незавидным постоянством ведут некие захватнические войны на территориях других государств. Так, вьетнамская кампания (1964-73) примерно совпадает с успехом первой и второй серий ромеровских мертвецов.

Далее, следующая его часть, вышедший в «мирное время» «Day of the Dead» («День мертвецов») — проваливается. Потом идет снова удачная работа: ремейк «Ночи» (совпавший по времени с войной в Персидском заливе).

И, наконец, в последние лет семь жанр испытывает грандиозный ренессанс — фильмы про мертвяков снова успешны и востребованы (на сегодня самый последним примером является, конечно, «Планета страха» Роберта Родригеса), тогда как Пиндостан провел за это время аж три войны (Югославия, Ирак, Афганистан).

Далее. Пожалуй, самый главный message в этом тексте, не промухайте его. Обывательские фобии насчет будущего науки и цивилизации имеют место быть, но и они в последнее время начинают терять завоеванные позиции, а на первый план выходят метафоры совсем иного свойства.

кто смотрел «Рассвет мертвецов», тот должен помнить едва ли не самый ключевой момент фильма, когда благоприобретенный инстинкт и «родовая память» буквально гонят мертвецов к супермаркету, в котором нашли свое временное убежище несколько уцелевших.

Прелестная трилогия (пока еще три-) «Обитель зла» развивает эту тему до практически абсурда — зомби и есть те самые идеальные потребители, чаемые транснациональными корпорациями, будущие жители планеты Земля.

  В первую очередь на это прямо указывает, скажем так, «специфика» зомби в мире Resident Evil (особенно явно — в крайней на сегодня третьей части). Главный злодей — ученый д-р Айзекс признается, что t-вирус, попадая в организм человека, меняет его природу, приводя к потере памяти и умственных способностей.

В итоге зомби, способные жить вечно (для существования им не нужно питаться), продолжают охотиться на людей, в слепой жажде попробовать их плоти и сделать себе подобными.

Далее Айзекс задается целью укротить действие вируса и частично вернуть живым мертвецам человеческие способности — тогда ими можно будет управлять, превратив в исполнительную рабочую силу. Посмотрев сцену, в которой один из зомби вспоминает, как пользоваться сотовым телефоном и цифровым фотоаппаратом, вы все поймете сами. Между тем, подобные картинки вы с легкостью можете наблюдать каждый день в любом из торговых центров — достаточно посидеть в тамошнем фуд-корте чуть дольше обычного.

Зомби в современном мире

И действительно. Та самая обитель зла, корпорация «Амбрелла», нацеленная на получение заработков, стремилась сделать красиво всем — и потребителям, и правительству. Их девиз написан на каждом продукте: «Наш бизнес — сама жизнь».

t-вирус — мегапроект корпорации — начал превращать людей в идеальных потребителей — вечных, голодных, не имеющих памяти и ума, не обращающих внимание на внешний мир. Катастрофа, повлекшая смерть цивилизации, оказывается бизнес-прорывом и перед финансовой империей встает задача лишь реформироваться под нужды такого идеального потребителя.

Армагеддон обернулся финальным этапом развития общества потребления: «в живых остался только один» — фирма без конкурентов, без внешних ограничений, с безграничным рынком и патентом на главное ноу-хау в истории человечества.

В таком мире людям, избежавшим инфицирования, осталась одна-единственная перспектива — бегать из города в город в поисках литра бензина и пачки сигарет — остатков былой цивилизации, при этом всеми силами стремясь не попадаться на глаза своим «апгрейденным» собратьям.

Уже в нынешней культурной парадигме реклама обращается в первую очередь к культу вечной молодости, символам успеха, красоты и долголетия. Пока еще — обращается к живым, но и тут не все так просто.

Тотальное наступление гламура есть явное предзнаменование мира, в котором правят мертвецы, а переделать рекламные слоганы под «оживших мертвецов» — дело нескольких дней, если не часов.

Парадокс же заключается в том, что при всей своей зацикленности на смерти, массовая культура так старательно обходит эту тему, что невольно превращает ее в аттракцион с фонтанами красной жидкости.

Демистификация смерти приводит к тому, что воспринимается она чем угодно — буффонадой, игрой, символическим посланием, позором, непристойностью, наконец, шикарной церемонией на престижном американском кладбище, но только не подлинной экзистенциальной драмой.

Плюс здесь работает бесперебойная психологическая экономика смерти, обменивающая утрату второстепенных или главных персонажей на решение сюжетных сверхзадач (спасение демократии, мира и т.п.) и на полное эмоциональное удовлетворение зрителя.

Нет смерти и в новостях масс-медиа, поскольку здесь она становится количественным фактором, статистикой, политическим аргументом и т.п. Таким образом, тема небытия, драма смерти оказывается самым мощным вытеснением современной социальной жизни.

СМЕРТЬ — пустое означающее, о которой нельзя говорить прямо, без иронии и риторических уловок. Но!

Еще основатель эпикурейской школы, кажется, заявлял, что смерти в нашем объективном мире действительно нет. Для современного обывателя это очень удобная психологическая ловушка — «смерть — это то, что бывает с другими». Как обычно представляется смерть в зомби-хоррорах? Да, все верно — ее там нет.

Прибежал инфицированный, укусил жертву, дальше побежал. Дальше уже жертва сама очухивается и начинает свой собственный марафон.

Это своего рода конвейер и, что самое главное, зрителю никогда не доступный — вряд ли кто-то сможет поставить себя на его место, дабы посмотреть на изменившуюся картину мира субъективным взглядом ожившего мертвеца.

На протяжении всей своей современной истории зомби последовательно превращался буквально в новую эволюционную ступень. Ромеровский зомби — это фактически сверхчеловек, он бессмертен, целеустремлен, бескорыстен. Цивилизация мертвецов делает лишь первые шаги, но уже дает фору стремительно вырождающейся цивилизации живых.

Читайте также:  К чему снится сало: соленное, свежее, сало во сне женщине

Социализация зомби, основанная на их сплоченности и жертвенности — это всегда победный аргумент в споре с бездарной конгломерацией эгоистичных и трусливых человеческих особей. В «земле мертвецов» мир людей выглядит как никогда неприглядно, тогда как зомби за полтора часа экранного времени проходят ускоренную эволюцию.

Само восстание зомби (возглавляемое здесь «бывшим» негром, служащим на бензоколонке (sic!), — это именно исторически оправданное «восстание масс», в сущности, уже победивших.

тогда будущее, где побеждают зомби — это настоящее, где терпят поражение живые, симптом достижения травматического предела человеческой истории, камень в огород мифологии всемирного прогресса, гуманистических идеалов и научно-технической революции.

Итого, как говорил персонаж Денниса Хоппера в «Земле мертвецов»: «В мире, где оживают мертвые, слово «деньги» утратило смысл». Приготовьтесь. Так будет.

Источник: http://www.lookatme.ru/flow/kino/zombi/62946-zombi-ih-mesto-v-sovremennom-mire

FAQ: Зомби в массовой культуре – ответы на главные вопросы

FAQ Зомби в современном миреКак правило, исследователи начинают историю зомби с антропологических изысканий конца XIX — начала ХХ века, когда западный мир открыл для себя магию вуду. Идея человека, у которого колдун похищает душу и делает его сознание подконтрольным, быстро приобрела популярность на Западе, и прежде всего в США. Уже в 1930-е годы появился один из первых фильмов на эту тему «Белый зомби».

1

Однако в массовой культуре зомби приобрели популярность только в 1968 году, когда американский независимый режиссер Джордж Ромеро выпустил ставший культовым фильм «Ночь живых мертвецов».

Вместе с тем Ромеро переосмыслил саму «концепцию зомби», уже плотно вошедшую в историю западного кино. Он превратил зомби в «живых мертвецов», стремящихся съесть плоть пока еще живых людей. Ромеро отчетливо не объяснял, откуда они взялись, что подогревало интерес зрителей к его детищу.

Картина приобрела статус «культовой классики» и поныне остается одним из самых важных американских фильмов. Судьба, очень нехарактерная для ленты нестудийного производства.

С тех самых пор зомби стали такими, какими мы их знаем сегодня, — агрессивные ожившие мертвецы или инфицированные неизвестным вирусом люди, главной целью которых является съесть или заразить пока живых или неинфицированных людей.

Зомби в современном миреВведение в исследования культуры

Bernardini C. David Cronenberg, George A. Romero, and the Twilight of the (North) American Horror Auteur // American horror film: the genre at the turn of the millennium / Ee. by Steffen Hantke. The University Press of Mississippi, 2010.

2

Используя многочисленные примеры из кинематографа, мы можем сделать вывод, что существует несколько теорий происхождения зомби. Во-первых, зомби могли появиться по вине корпораций, ведущих тайные разработки в своих подпольных лабораториях, из которых может выплеснуться наружу вирус, превращающий людей в зомби.

Сюда же можем отнести и побочные действия от экспериментов крупных компаний, как, например, в ленте «28 дней спустя». Правда, инфицированную обезьяну на волю выпустили радикальные экологисты; так что они должны разделить вину.

Во-вторых, это могут быть эксперименты военных, которые пытаются создать биологическое оружие или вывести специальный вирус, который бы, например, оживлял солдат, идущих в бой. В-третьих, существует версия, согласно которой зомби попадают на Землю с помощью инопланетян. В-четвертых, зомби могут иметь мистический источник происхождения.

И пятая версия — они просто есть как данность. И это, если судить по фильмам, — наиболее распространенная теория происхождения зомби.

3

На протяжении двух десятилетий Джордж Ромеро оставался тем, кто отвечал за развитие жанра, и пытался использовать зомби как метафору сложных социально-политических проблем. В каждый свой фильм режиссер вкладывал определенный политический посыл.

Например, в первой ленте это была проблема расизма, а в «Рассвете мертвецов» 1978 года — проблема общества потребления и современного капитализма. В каждом фильме Ромеро старался отражать вопросы, наиболее актуальные для современного ему общества.

Так, феминистки до сих пор отзываются о нем с неприязнью, потому что в «Ночи живых мертвецов» он изобразил главную героиню истеричной, нерациональной женщиной, из-за которой в итоге погибают люди.

Тема живых мертвецов моментально перебралась и в европейский кинематограф, но для тамошних мастеров ужасов важнее были эффектные убийства, сцены поедания плоти и сам сюжет, нежели политические высказывания, которые можно было бы сделать, используя столь богатый и плодородный материал.

Jamie Russell. Book of the Dead. The complete History of the Zombie Cinema. FAB Press, 2005.

4

Вместе с тем в США в середине 1980-х появилось несколько важных фильмов о зомби, которые привлекли еще большее внимание массового зрителя к теме — «Зловещие мертвецы», «День мертвецов», «Возвращение живых мертвецов», «Реаниматор» и др. Так, зомби начинают распространять свое влияние в массовой культуре.

Окончательный прорыв зомби совершили в начале 2000-х. Они осели в комиксах, в компьютерных играх, в музыке и т. д. Вышли новые фильмы, такие как «28 дней спустя», «Шон живых мертвецов» (оба сделаны в Великобритании) и римейк «Рассвета мертвецов» (США).

В это же время на проблему наконец обратили внимание исследователи — культурологи, социологи, философы и даже политологи.

5

Так, в 2006 году фильмы Джорджа Ромеро всерьез осмыслил Ким Паффенрот, выпустив в университетском издательстве книгу «Евангелие от живых мертвецов. Как Джордж Ромеро видит ад на земле». В тексте автор подробнейшим образом рассматривает фильмы Ромеро и анализирует те проблемы, которые режиссер пытался раскрыть.

Впрочем, ученые, по крайней мере философы, этой проблемой занимались и раньше. Например, на вопрос, почему возвращаются живые мертвецы, пытался ответить в своей книге «Глядя вкось» 1991 года известный ныне Славой Жижек.

Он предпринимает попытку описать идеи французского психоаналитика Жака Лакана с помощью примеров из массовой культуры. Так, Лакан анализирует «Гамлета» Шекспира и «Антигону» Софокла и объясняет, как нам понимать возвращение «мертвецов» в этих текстах.

Жижек в качестве «популярного варианта Лакана» проделывает то же самое, но уже с фильмами Джорджа Ромеро «Калейдоскоп ужасов» и лентой «Кладбище домашних животных».

Основываясь на лакановской интерпретации, Жижек предлагает интересную идею развития темы: мертвецы возвращаются к жизни потому, что они не были похоронены должным образом.

Зомби в современном мире

Если Джордж Ромеро в своих фильмах часто проповедовал своеобразный «марксизм» и рассматривал проблемы мультикультурализма, расизма и проч.

, то Славой Жижек говорит, что живые мертвецы на самом деле могут отражать проблемы «забытых» жертв Холокоста и ГУЛАГа.

Пока мы не интегрируем проблему жертв Холокоста и ГУЛАГа в нашу историческую память, говорит Жижек, до тех пор «мертвецы» будут беспокоить нас постоянным напоминанием о себе.

Zizek S. Looking awry: an introduction to Jacques Lacan through popular culture. Cambridge-Massachusetts: The MIT Press, 1992.

6

В конце нулевых в Foreign Policy появилась статья известного политолога и пишущего редактора журнала Дэниела Дрезнера. Статья была посвящена тому, как зомби гипотетически могли бы повлиять на мировую политику и как теории международных отношений реагировали бы на появление зомби.

Примечательно, что статья представляла собой резюме только что вышедшей книги Дрезнера, посвященной теме «Зомби и международная политика». Свой текст автор начинает с констатации: сегодня перед человечеством стоит действительно серьезная проблема — проблема зомби.

Эта неестественная проблема вдруг стала одним из самых естественных страхов человечества.

С точки зрения Дрезнера, всплеск интереса к теме зомби начался, с одной стороны, с появления популярных компьютерных игр (Resident Evil, Left 4 Dead), с другой — новых фильмов, обративших внимание на «традицию зомби» («28 дней спустя», «Рассвет мертвецов» и др.).

Дрезнер отмечает, что студенты все чаще начинают играть в университетских кампусах в игру «люди против зомби», и задается вопросом, они делают это для того, чтобы снять стресс, или люди просто-напросто тренируются перед тем, как на нас нападут зомби? Ученые из нескольких канадских университетов построили модель, в соответствии с которой было рассчитано, за какое время зомби, если они все же придут, поработят мир. Поработят, кстати, очень быстро. Правда, у людей есть шанс выжить, если они мгновенно примут меры против распространения заразы.

Дрезнер пробует поставить мысленный эксперимент и рассуждает, как отреагируют на проблему зомби различные школы международных отношений. Он рассматривает три школы: реализм, либерализм и неоконсерватизм.

Реалисты будут действовать в своих интересах и попробуют создать альянс государств по борьбе с живыми мертвецами.

Либералы, говорит Дрезнер, самая уязвимая по отношению к зомби школа мировой политики, потому что открытые границы, к сожалению, предполагают, что зомби смогут спокойно переходить через них, равно как и инфицированные вирусом люди.

Хотя, как пишет Дрезнер, скорее всего, вмешается ООН, и люди в итоге смогут договориться между собой в борьбе с зомби. И потому у человечества есть шанс даже в том случае, если оно примет как главный либеральный подход к политике. И, наконец, неоконсерваторы, самая агрессивная школа.

Они тут же начнут войну против зомби. Казалось бы, это — наиболее успешный вариант и самая верная стратегия, которая позволит предотвратить угрозу. Но и она имеет свои издержки, ведь вместе с проблемой зомби неоконсерваторы смогут избавляться и от неугодных им политических игроков на мировой арене.

Daniel W. Drezner Theories of International Politics and Zombies. Princeton: Princeton University Press, 2011.

7

Сегодня зомби в некотором отношении перестали быть метафорой. Мы должны согласиться, что зомби — это, наверное, самый актуальный страх, и характерно то, что этот страх распространяется.

Например, когда в конце 2012 года все спекулировали на теме конца света, одним из самых популярных и самых ожидаемых сценариев был зомби-апокалипсис.

Мы можем как угодно объяснять, что означают «живые мертвецы», но люди боятся именно зомби, и эту проблему современной культуры должна изучать наука: психология, культурология, социология и так далее.

Newman K. Nightmare Movies. New York: Harmony Books, 1989.

When zombies attack! : Mathematical modeling of an outbreak of zombie infection // Infectious Disease Modelling Research Progress / Eds. Jean Michel Tchuenche and C. Chiyaka. Nova Science Publishers, 2010.

Источник: https://postnauka.ru/faq/12228

Зомби с точки зрения науки: нейробиологи объясняют поведение ходячих мертвецов

Зомби в современном мире

«Мозг зомби: Научный подход к поведению ходячих мертвецов»

Наше любимое объяснение популярности зомби — в том, что мир становится более сложным, возникают новые способы общения вкупе с социальными переменами, технологическим прогрессом, процветанием, глобализацией, неопределенностью и так далее.

Жанр зомби на ТВ, в видеоиграх и фильмах хорош тем, что это более-менее чистый лист, на который автор может проецировать глубокие социальные и психологические страхи. Генетическая модификация? Зомби. Атомное оружие и радиация? Зомби. Классовая вражда? Зомби. Расизм? Зомби. Экзистенциальный кризис или отсутствие свободы воли? Зомби.

Биологические эксперименты? Зомби. Исследование космоса? Зомби. Бешеное потребление? Зомби. Бессмысленное насилие? Зомби. Смерть? Зомби.

Макс Брукс однажды сказал в интервью CNN: «Нельзя выстрелить в голову финансовому кризису, но это можно сделать с зомби… Все остальные проблемы слишком велики. Сколько бы Эл Гор ни пытался, нельзя вообразить себе глобальное потепление. Нельзя вообразить крах наших финансовых институтов. Но можно представить сутулого зомби, бредущего по улице».

Мы будем использовать наблюдения за поведением зомби, чтобы понять, что случилось с их мозгом, основываясь на том, что уже известно нейронауке об отношениях «мозг–поведение». Однако сначала нам надо определить, что мы понимаем под зомби.

Когда вы говорите «зомби», вы имеете в виду медлительных, неуклюжих существ из «Ночи живых мертвецов» или быстрых злых зомби из «28 дней спустя»? Вы включаете сюда живых существ, околдованных магией вуду? Для наших целей мы предложили формальное и клиническое описание зомбизма. Исходя из наших наблюдений (и нашего пристрастия к акронимам в науке), мы научно определили зомбизм как синдром дефицита сознания и гиперактивности, или СДСГ. Обычно он характеризуется общим снижением мозговой активности, а людям, пораженным этим синдромом, не хватает бодрости сознания.

Создание зомби на Гаити официально запрещено законом

Будь то загадочные религиозные церемонии, философские занятия в башне из слоновой кости или кровавые фильмы ужасов, о зомби нельзя говорить, не затрагивая мозг прямо или косвенно. Учитывая, что полтора килограмма ткани в наших головах есть основа произвольного поведения, легко понять, почему мы не можем этого избежать.

В конце концов, все, что мы делаем, приводит нас к мозгу. Чтобы действительно понять зомби и их мозг, нам нужно перенестись в постколониальный мир Гаити. Слово «зомби» пришло к нам с Карибских островов из религии вуду, в которой оно означало живого мертвеца.

Как и многое другое в карибской культуре, религия вуду имеет африканские корни, но развивалась она в суровых условиях религиозных и социальных доктрин времен работорговли.

Из многих священных и тайных ритуалов культуры вуду практика создания зомби (от слова nzambi, означавшего «дух мертвого человека»), возможно, самая одиозная. Настолько, что это действие официально запрещено законом на Гаити.

Ритуал создания зомби сам по себе — поступок далеко не коварный, совершается он по прихоти колдуна вуду (или bokor) и в деревнях Гаити имеет важные социальные и культурные функции. Он является, по сути, неформальным судебным наказанием. Людей, которые представляют собой угрозу или постоянную проблему для сообщества, разбирают на суде с тайной группой лидеров.

Читайте также:  Как правильно читать заговоры самостоятельно

Если те решают, что необходимо наказание, тайный круг иногда прибегает к услугам бокора, чтобы завладеть душой человека, навлечь на него «смерть» и отделить важную часть духа, которая называется ti bon ange, или «маленький добрый ангел», от физического тела — corpse cadaver (тела трупа).

Когда физическое тело «воскресает», зомби забирают и принуждают работать под началом бокора на другой части острова.

Если отставить в сторону религиозные верования, цель ритуала создания зомби — изъять из сообщества и переместить подальше проблемных индивидов, заставив их поверить, что они больше не контролируют свою душу.

Эта форма рабства в той же степени психологическая, сколь и физическая: зомби не только уводят в цепях после ритуала, но они сами искренне верят, что полностью утеряли свободу воли. Есть несколько зарегистрированных случаев, когда люди умирали, их хоронили, а потом недели спустя их обнаруживали бродящими по улицам Гаити, словно они воскресли из мертвых.

Хотя эти сообщения редки, они достаточно последовательны, чтобы заинтриговать даже не верящих в это людей, например, академических биологов и журналистов Би-би-си.

Зомби в современном мире

Как это все связано с мозгом? Антропологическое исследование этноботаника Уэйда Дэвиса показало, что процесс создания зомби на Гаити во многом опирается на принципы нейронауки.

В частности, Уэйд Дэвис предположил, что практика зомбификации вуду основывается на двух весьма любопытных нейрофармакологических веществах: на тетродотоксине и дурмане. Тетродотоксин — это нейротоксин, который вырабатывается в организме многих животных, в частности — у иглобрюха.

Он выводит из строя системы, которые позволяют нейронам общаться. Это и есть тот факт, который делает поедание японского деликатеса фугу (иглобрюха) столь захватывающим и опасным: если он приготовлен неверно, вы можете умереть.

Точнее, колдуны вуду пользуются этим свойством яда, чтобы симулировать смерть, вызывая почти фатальный паралич. Это состояние длится, пока тело не избавляется от тетродотоксина и не пробуждается.

Чтобы понять процесс зомбификации вуду, нужно немного знать о работе нейронов. Они общаются между собой, обмениваясь мелкими «пиками» активности. Эти пики, или потенциалы действия, отражают весьма элегантный процесс электрохимической коммуникации. Обычно нейроны в мозге отрицательно поляризованы.

Это значит, что внутри клетки больше отрицательно заряженных молекул, или молекул, в которых больше электронов, чем протонов. А заряженные молекулы по-настоящему ненавидят дисбаланс. Можете представить этот дисбаланс как своего рода войну за контроль над полярностью клетки.

Есть силы положительно заряженных ионов, устроившие осаду за чертой клеточной стены («Да здравствует генерал Позитивный и его слава!»). А внутри клетку защищают отрицательно заряженные силы («Мы должны защитить короля Негативного любой ценой!»).

Как и в настоящей крепости, в клетке есть ворота, которые позволяют входить и выходить из нее. В данном случае эти ворота, называемые ионными каналами, пропускают только молекулы определенного типа.

Некоторые ворота пропускают только положительно заряженных захватчиков, например ионы натрия, а другие — только подкрепления отрицательно заряженных защитников, таких как ионы хлора.

Когда от других нейронов приходят входные сигналы, они добавляют напряжения в эту битву за электрический баланс над клеткой. Представьте, что каждый входной сигнал от других клеток пропускает немного положительно заряженных шпионов в замок. Мы говорим, что клетка становится слегка деполяризованной.

В конце концов в клетку пробирается достаточно шпионов, и ворота, которые впускают положительные ионы, ломаются, позволяя вбежать заряженным захватчикам («Р-р- р… убить отрицательных!!!»).

Когда это происходит, электрическая активность в клетке нарастает так же, как когда вы трете ногу об ковер, прежде чем дотронуться, скажем, до ручки двери.

Небольшой укол электричества — это сам потенциал действия, и он приводит к тому, что клетка выбрасывает немного химических посланников к другим клеткам, с которыми она связана, вынуждая их тоже деполяризоваться и в конце концов выстрелить своими потенциалами действия.

Потенциалы действия — результат нарастания дисбаланса в электрическом заряде нейрона, представленный здесь как дисбаланс между людьми и зомби по обе стороны внешней стены.

Когда возбуждающие нейротрансмиттеры связываются со своими рецепторами в дендритах целевого нейрона, ионные каналы (здесь — окна) открываются в защитной мембране клетки (стенах), позволяя положительно заряженному натрию (Na+, зомби) ворваться в нейрон.

Когда натрия становится достаточно много, электрический заряд нарастает до того уровня, когда потенциал действия ударяет, как молния, по аксону, пока положительно заряженный калий (К+, люди) выбегает из клетки, чтобы восстановить заряд.

Конечно, как и во всех хороших битвах, в конце концов открываются другие каналы, чтобы выгнать положительно заряженных захватчиков и восстановить отрицательную полярность клетки, дав нейрону возможность бороться дальше.

*Хотя вы не можете напрямую контролировать непроизвольные мышцы, есть несколько трюков, как управлять ими опосредованно. Например, можно попытаться внушить себе тревогу или страх, думая о том, что действительно вас беспокоит, и это ускорит ваше сердцебиение. Вы можете опосредованно контролировать радужку глаз, думая о том, кто вызывает у вас сильные эмоции, это приведет к расширению зрачка.

Как сюда вписывается тетродотоксин? Он действует, блокируя каналы, которые впускают позитивно заряженные ионы натрия.

По сути, он усиливает электрические «защиты» клетки, буквально закрывая собой ворота и не позволяя положительно заряженным захватчикам войти, что, в свою очередь уменьшает шансы клетки выпустить потенциал действия. Тетродотоксин особенно эффективен в нейронах мышц на периферии тела.

Важно заметить, что в теле есть два рода мышц: произвольные и непроизвольные. Произвольные мышцы — это те, о которых вы обычно думаете как о «мышцах»: в руках, ногах, на лице, в шее и т.д., которыми вы можете двигать, как хотите.

Непроизвольные мышцы — те, которые вы в норме (непосредственно) контролировать не можете, это, например, сердце, радужка глаза, кровеносные сосуды. Серьезно, подойдите к зеркалу, загляните себе в глаза и попробуйте уменьшить свой зрачок одним желанием. Вы не сможете*. Итак, тетродотоксин работает на всех мышцах, но особенно на произвольных.

Зомби в современном мире Читатели T&P могут приобретать книги издательства «Альпина» с 15% скидкой. Для этого при заказе в интернет-магазине вам нужно ввести в соответствующее поле кодовое слово — theoryandpractice.

Если вы получите небольшую дозу тетродотоксина, все ваши произвольные мышцы парализует и дыхание станет поверхностным и едва различимым, но вы не умрете. Вы будете выглядеть как мертвый.

(Конечно, слишком много тетродотоксина приводит к смерти, потому что мышцы, которые контролируют дыхание, перестают работать… так что остерегайтесь иглобрюха!) Эта симулированная «смерть» от отравления тетродотоксином позволяет бокорам вуду сделать так, чтобы человек казался мертвым, пока не выветрится яд.

Это центральная часть гипотезы Уэйда Дэвиса о зомбификации на Гаити. Если вам дадут близкую к смертельной дозу тетродотоксина, ваше тело тут же начнет уничтожать вещество, так что в конце концов вы восстановите контроль над мышцами и вернетесь в норму. Но когда бокор воскрешает жертву, он вновь прибегает к нейрофармакологии.

Принуждая выздоравливающую жертву есть растение, известное как дурман (вообще-то местное название растения на Гаити, как ни забавно, — огурец зомби), бокор добивается двух целей.

Во-первых, дурман ускоряет разрушение иглобрюхова яда, который циркулирует в теле жертвы. Он содержит много фармакологически активных веществ, включая скополамин, гиосциамин и атропин.

Атропин, в частности, разрушает вещества, которые вызывают отравление органофосфатами, что также происходит при отравлении иглобрюхом.

Серьезно, не ешьте эту рыбу! Вдобавок к очищению от этих неприятных токсинов, употребление дурмана служит другой цели бокора: он вызывает у жертвы бред и делает ее послушной.

Оказывается, скополамин и гиосциамин — сильные галлюциногенные вещества, которые управляют веществом под названием ацетилхолин. Дурман оставляет жертву в измененном состоянии сознания, что делает ее легко внушаемой. После этого процесса… вуаля! У бокора появляется зомби. Как видите, даже изначально идея зомби имеет прочные связи с нейронаукой.

Источник: https://theoryandpractice.ru/posts/14208-zombies

История зомби от древних времен до современности. | Фэнтазиланд | Волшебный мир мифологии

Страх перед наступлением нежити начался еще тысячи лет назад. Понятие мертвых людей, выходящих из своих могил насчитывает десятки тысяч лет. Во многих цивилизациях мира существуют суеверия и легенды о нежити, когда древние люди серьезно верили в зомби — оживших мертвецов.

Зомби в современном мире

зомби апокалипсис в современных теориях придет злобным вирусом

Наши дальние предки разработали изумительные идеи о зомби, принеся концепцию оживших мертвецов. Те легенды, которые когда-то вызывали невероятный страх перед возвращающимися из могил зомби, сегодня приносят нам развлечения в виде книг и фильмов. Так что же такое всемирная история зомби, и как эти мифические существа пришли в современную культуру?

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЗОМБИ.

История зомби восходит ко многим мировым культура. Можно сказать, что явление всеобщее достояние. Слово «зомби», скорее всего, происходит от слова «nzambi» западноафриканского «Кимбунду», названия змеиного бога или любого божественного духа.

Позднее термин стал означать «реанимированный/восставший труп», вновь появляясь в мире живых в лучших традициях Вуду с помощью магических практик. В гаитянском фольклоре, зомби — это мертвое тело, которое было реанимировано черной магией и волшебным зельем сильного колдуна.

Слово впервые вошло в английский язык в 1819 году, когда поэт Роберт Сути написал «Историю Бразилии». Более века спустя Сибрук написал роман, введший зомби в Америку «Волшебный остров», который был посвящен культам гаитянского Вуду и их зомби-существам. Первый фильм ужасов о восставшем мертвеце вышел три года спустя, в 1932 году, показав людям лицо мифического существа из древних легенд.

ЗОМБИ В КАМЕННОМ ВЕКЕ.

История зомби может обращаться к каменному веку или уходить еще глубже в эпохи. Некоторые ученые полагают, что страх перед вылезшими из могилы трупами, возможно, привел к эволюции надгробия.

Люди размещали пирамиды или груды камней над захороненным телом, чтобы убедиться, что умерший не сможет выкарабкаться. В статье «Удивительная история надгробий» Матлак объясняет, что использование надгробий заключалось в том, чтобы удержать мертвых в своих могилах:

  • В каменный век, когда люди были кочевыми племенами, над могилой помещали большой валун или много камней. Эти камни назывались надгробиями, целью которых было предотвращение выхода покойного после смерти. И этот древний страх все еще распространен в современном обществе.

В Сирии археологи обнаружили черепа в районе, который они датировали в 10 000 лет. Кто-то специально удалил голову от тел, оставив странную тайну захоронений.

Зомби в современном мире

черепа зомби, Сирия

По-видимому, этот ритуал был традицией в течение некоторого времени в регионе Европы / Ближнего Востока, поскольку археологи нашли другие области, подобные этому захоронению. Хуан Хосе Ибаньес из Национального исследовательского совета Испании в Барселоне говорит: «находка может предполагать, что культуры каменного века опасались мертвых, представляющих угрозу миру живых.

ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИЕ ЗОМБИ.

В 1980-х годах археологи обнаружили могилы в некрополе Сицилии, заселенный греками около 800 г. до н, эры. В некоторых гробницах тела были придавлены валунами и другими тяжелыми предметами.

Эксперты полагают, что могилы, возможно, принадлежали людям, которые, по мнению греков, могли подняться из своих могил. Чтобы предотвратить появление нежити, древние греки сжигали, расчленяли, либо удерживали мертвого камнями в могиле.

Доктор Кэрри Л. Сулоски Уивер, археолог и многолетний исследователь некрополя Пасси-Маринаро на Сицилии объясняет: в древнем мире мифических монстров опасаются, поскольку считается, что они покидают свои могилы ночью с целью причинить вред живым. Поэтому их закапывали исключительно глубоко, либо надежно придавливали тела камнями.

Гробница No 653 в некрополе Пасса Маринаро Камарины содержит взрослого человека, чья голова и ноги полностью придавлены крупными осколками амфоры (керамического сосуда). Предположительно, это предназначено привязать человека к могиле и не дать ему подняться.

  •  история увлекательного прошлого Тайны и сокровища пиратов.

Вторая гробница, номер 693, стерегет ребенка от 8 до 13 лет, с пятью большими камнями, расположенными сверху. Как и фрагменты амфоры, кажется, что камни применили для удержания тела в могиле. Иначе говоря, у явления зомби — мертвеца, выходящего из могилы — есть вполне «официальные» исторические корни.

Древние греки считали, что некоторые люди особенно склонны возвращаться в качестве зомби: самоубийцы, жертвы убийств и незаконные дети. Кроме того, дети, родившиеся в несчастливый день или с врожденными дефектами, и люди, которые умерли от утопления, чумы или проклятия, могут подняться из могилы жуткими гниющими телами.

Читайте также:  К чему снится лук: репчатый, зеленый, резать лук во сне

Начиная с находки в 1980-х годах, археологи обнаружили много могил с потенциальными жертвами зомбизма, в том числе на Кипре. Умерших захоронили между 4500 и 3800 годами до нашей эры и «прикололи» в своих могилах к земле.

НЕЖИТЬ — ВОССТАВШИЕ ИЗ МОГИЛЫ.

В норвежской мифологии описывается драугр, и мифическое существо является мстителем нежитью. Слово draugr характеризует восставшего мертвеца, которые живут в гробницах, но могут выбираться на поверхность, чтобы посетить живых и найти жертву.

Драугры, как правило, очень большие и опухшие, уродливые и черные мертвецы. Если восставший мертвец укусил живого, то укушенный человек становился драугром — так сказать обращался в зомби. Норвежский монстр убивает своих жертв, сокрушая и съедая их живыми.

Однако, в отличие от современного зомби, драугр владеет рядом сверхъестественных магических способностей. Это неживое существо умеет изменить форму, а также способно захватить сознание человека.

Китайский «оживший труп», сочетает в себе классические атрибуты зомби и вампира. Цзян Ши часто являются людьми, которые были жертвами самоубийств или убийства. Они могут выглядеть более или менее сносно, если недавно умерли, хотя их тела покрыты могильной плесенью и разлагающейся плотью. Причем китайский зомби движется крупными прыжками, преследуя свою жертву.

АФРИКА И ГАИТИ — ИСТОРИЯ ЗОМБИ.

История зомби в Гаити имеет африканское происхождение, и как уже отмечалось, слово «зомби» восходит к Западной Африке, равно как и религия Вуду. Однако у западноафриканского зомби не было тела; существо было бесформенным. Правда в некоторых южноафриканских странах верили в зомби с физическими телами.

В этих странах колдуны и ведьмы могли превратить любого в зомби. С помощью заклинаний черной магии они могли убить человека, а затем реанимировать тело, чтобы использовать зомбированного в личных интересах.

Идеи о зомби и практика Вуду мигрировали по всему миру посредством работорговли. Французы правили Гаити с 1625 по 1804 год, и основали сахарные плантации. Они импортировали рабов из Африки, для тяжелого труда на плантациях, а рабы принесли с собой интересный фольклор и убеждения.

Как хорошо известно, гаитяне практикуют Вуду, и в общем то учение несет оздоровительные цели. Последователи религии считают, что все смертельные случаи, классифицируемые как естественные (старость или болезнь), и неестественные, как убийство освобождают душу из тела.

Однако духи людей, которые погибают от неестественных причин, склонны задерживаться возле своей могилы. Они вынуждены ожидать одобрения богов, прежде чем смогут присоединиться к предкам в загробной жизни. В таком состоянии души умерших чрезвычайно уязвимы для похищения мощным бокором-колдуном. С помощью магии он может заключить душу в банку и использовать ее для контроля над телом.

Интересно, что гаитяне находят бокора гораздо более страшным, чем зомби, потому что зомби полностью подчиняется воле колдуна и управляется его магический силой. Некоторые бокоры доброжелательны и используют зомби, чтобы помочь им создать целебную магию. Однако злой бокор может убить кого-то, чтобы связать человека как зомби, — и гаитяне считают, что перспектива такого рабства ужасает.

ВЛИЯНИЕ ЗОМБИ В КУЛЬТУРЕ.

История зомби очень длинная легенда, давшая вдохновение множеству идей в культуре. Одной из первых, вымышленных (или нет) историй о нежити были Филиннион и Махатес, написанные Флегоном Траллесом, греческим автором олимпиад.

В рассказе сообщается о молодой женщине Филиннион, которая умирает, но возвращается к жизни и приходит в дом своих родителей. Девушка даже вступает в отношения с Махатцем в течение нескольких ночей. Она объясняет, что боги подземного мира одобрили ее воскрешение, хотя затем она внезапно снова умирает.

Возможно, самым известным зомби всех времен является монстр доктора Франкенштейна, главный герой в романе Мэри Шелли 1818 года. Франкенштейн реанимировал своего монстра молнией, и у существа было много особенностей современного зомби. Однако Шелли наделила персонаж человеческими эмоциями, к примеру яростью, когда монстр столкнулся с отказом.

Как уже отмечалось, первым фильмом о зомби была картина Виктора Гальперина, где женщину на Гаити, злобный священник-вуду превращает в зомби. Колдун использует волшебное зелье, которое «убивает» ее, а затем позволяет ей снова жить, но уже в роли зомбированной.

Джордж Ромеро создал «Ночь живых мертвецов» в 1968 году, признаваемый одним из самых влиятельных фильмов ужасов. Автор, возможно, представил теорию «зомби-апокалипсиса» и изобразил мифическое существо как агрессивных хищников, а не как бездумных рабов для личных целей.

Вообще, у современного зомби меньше характеристик гаитянских зомби, рождение которых имеет сверхъестественные корни. Черная магия, волшебные зелья — и человек контролируются колдуном.

Однако большинство современных зомби имеют биологическую основу. Они являются результатом заразительного вируса, который атакует и убивает сознание человека. Биологическое оружие превращает людей в мерзкое существо, пожирающее плоть живых людей. Весь сценарий опасного будущего «апокалипсис зомби» основан на этой предпосылке, исходящей из недр военных лабораторий.

В каменный век до бурного развития информационной эпохи люди долгое время были озабочены страхом перед нежитью. История зомби — явление всемирное, идущее сквозь все времена и географические границы. Мифическое существо с легкостью нашло себе путь вплоть до нашего времени, когда мы уже начали терять грань между мифологией и реальностью страшась наступления зомби апокалипсиса.

 

Источник: https://fentaziland.ru/istoriya-zombi-ot-drevnih-vremen-do-sovremennosti/

Кто такие современные зомби?

Мы рождаемся, учимся, работаем, доживаем свой век и умираем. Мы думаем, что мы — свободные люди, у нас есть выбор, что делать и как делать, к чему стремиться и на кого равняться, но если копнуть глубже, то оказывается, что жизнь большинства из нас — это чужая программа, которую мы покорно выполняем, словно зомби, даже не подозревая об этом.

О чем речь? — спросите вы. Я зайду издалека. Вот родилась маленькая обезьянка: несколько месяцев она пьет молоко у матери и играет со своими братиками и сестричками, потом она взрослеет и становится большой обезьяной.

Она живет в свое удовольствие, спит сколько хочет, после сна хорошо покушав (обезьяны едят фрукты, ягоды, листья, траву) снова отдыхает или весело прыгает по веткам, время от времени спаривается с достойными представителями своего рода и рожает новых обезьянок, заботится о них, пока они не повзрослеют. Как видим, жизнь большинства обезьян состоит практически из одних приятных моментов, за исключением каких-либо природных катаклизмов или редких нападений хищников (ведь на деревьях обезьяны чувствуют себя в безопасности). У них практически нет обязанностей, у них есть права: право на жизнь, право на питание, право на продолжение рода, и что самое главное — у них есть свобода.

А теперь вернемся к человечеству. Человек рождается, ходит в детский сад, затем в школу, потом учится по профессии, затем 40 лет работает, а после доживает свой век на пенсии.

Детский сад нужен ребенку, чтобы он постоянно находился в обществе своих сверстников и не замкнулся в себе, ведь родители работают и не могут постоянно проводить свое время с ребенком. Далее школа, 9−11 лет нас учат читать, писать и считать.

И, к сожалению, несмотря на такой длительный срок, некоторые воспитанники так и не овладевают этими тремя навыками в совершенстве, а судя по месседжам школьников в социальных сетях — грамотно писать могут единицы, как, впрочем, и считать. Возникает вопрос.

Зачем парить мозги школьников алгеброй и химией, если большинство даже не может умножить в уме 13 на 25? По мнению некоторых экспертов, главное, чему учат в школе — это подчиняться: подчиняться старшим, подчиняться учителям, а затем — подчиняться власти. Также в школе учат курить и пить, и этими двумя специальностями к окончанию школьники владеют в совершенстве.

Продолжение обучения в вузе — это подготовка к самостоятельной жизни в коррумпированном обществе, где любые препятствия можно убрать с помощью денег, вместо того, чтобы преодолевать их самостоятельно.

Конечно, кто хочет, тот постигает самостоятельно, но большинство студентов хочет только гулять, пить, курить и хорошо проводить ночи.

А ботанить — это не модно и никому не нужно, ведь все вопросы решаются с помощью денег.

Ну вот зомби и готовы к эксплуатации. Программы покорности и коррупции установлены. Также установлены программы «Все курят и я курю», «Алкоголь — наш друг», «Телевизор — лучший советник», «Живи сегодня». Да, есть и исключения, но это большая редкость.

Что дальше? А дальше 40 лет трудового рабства. Кому нужны специалисты, выпускаемые нашими вузами? Как специалисты они никому не нужны. Большинство-то даже не обладает необходимыми базовыми знаниями по своей специальности.

Зато на рынке труда нужна масса продажников для впаривания никому не нужных товаров и услуг. Страховки, сим-карты, книги, лекарства, косметика, кредитные карты и прочее… Все это требуется просто продать, а для этого не нужно обладать какими-то знаниями и опытом.

Одни зомби за копейки впаривают другим зомби «псевдонужные» товары, зарабатывая миллионы для своих хозяев.

Но главный наш советник — телевизор. Именно этот зомбоящик говорит нам, как нужно жить (фильмы, сериалы и ток-шоу), что покупать (реклама), что сейчас модно (гламурные показы, программы о звездах).

Нам навязывают разгульный образ жизни, беспорядочные половые связи, модный стиль, безграничное потребление.

Это все требует денег, ради заработка которых мы пашем гораздо больше, чем могли бы работать для удовлетворения своих реальных потребностей.

Нам навязывают дорогие шампуни и зубные пасты, порошки и косметику, дорогую технику и одежду. Нам навязывают кучу проблем, и тут же подсовывается товар или услуга для их решения, хотя на самом деле этих проблем нет и не было никогда.

А зомби всему этому верят и бегут в магазины за рекламируемыми товарами, ведут себя, как показывают в фильмах и сериалах, мечтают о своих кумирах. Раньше массовой культурой были выступления народных артистов, выставки картин, опера и балет, поэзия и проза.

А сейчас — это практически голые девчонки на сцене, всеобщая пропаганда разврата, постоянные скандалы звезд и прочие моральные уродства.

А если спросить у зомби, почему он курит и пьет, ведь это же вредно, он вряд ли сможет найти этому объективные причины, потому что их просто нет. Почему зомби гонятся за брендами и новинками техники? Потому что по телевизору сказали, что так модно и жить без этого просто нельзя.

А на самом деле — это просто выкачивание денег и здоровья для сокращения и порабощения населения. Если люди начнут думать своей головой и перестанут выполнять зомбопрограммы, то мир изменится.

Но нет, этого никогда не произойдет, и все потому, что корпорации с миллиардными прибылями задавят на корню здравомыслие и выставят таких людей лохами, ботанами, изгоями, ничего не понимающими в современной жизни. Это мы и наблюдаем сегодня.

Ну что, посмотрите в зеркало. Кого Вы там видите? Свободного от вышеописанных программ человека или настоящего современного зомби с сигаретой в зубах и бутылкой в руках, в костюме Adidas и IPhone5 в кармане?

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/world/articles/65581/

Ссылка на основную публикацию